16:15 

Местоблюститель трона
24.11.2009 в 13:59
Пишет Файэрэ:

Урса никогда не любила мужа.
Быть может, ей просто не повезло… В том, что она была не из тех людей, что способны любить то, чего боятся.

Благородной даме из Народа Огня было бы глупо рассчитывать на брак по любви. Урса и не рассчитывала, даже в детстве сознавая, что целью её замужества будет почёт для её семьи и продолжение рода её мужа. Но всё же сердце дрогнуло в груди и суматошно трепыхнулось, когда она узнала имя: стать женой Принца Огня, пусть даже ненаследного – великая честь, но и огромная отвественность.
Нет, Урса не опозорит отца! Пожилой аристократ не услышал ни слова возражений, хотя среди подруг его дочери ходили не слишком-то обнадёживающие слухи о нраве принца Озая.
Урса молилась Солнцу и духам предков, чтобы эти сплетни оказались лишь преувеличением – и на всякий случай готовилась к худшему. Честь семьи будет сохранена.

Свадьба – не слишком удачное время, чтобы присматриваться к будущему… ой, уже не будущему, уже – настоящему… мужу. Ничего искреннего, истинного, всего лишь ритуал, в благородных сословиях не меняющийся из века в век, ото всех участников требующий лишь хорошей памяти, терпения и умения соблюдать традиции. Урса не допускала и мысли, что её жених может быть обделён каким-либо из этих качеств – подобная мысль была бы проявлением кошмарнейшего неуважения. Ну и банальной глупости, неприличной для супруги принца.
Озай, разумеется, был совершенно невозмутим, отбивая положенные поклоны отцу, Хозяину Огня Азулону, затем – родителям Урсы и жрецам Солнца. Девушка украдкой наблюдала из-под ресниц – показалось ли ей, что принцу следовало бы поклонился её отцу на волос ниже, чтобы продемонстрировать истинное почтение, и что золотые глаза блеснули насмешкой, прежде чем опуститься долу согласно обычаю?
Озай смотрел на неё, как на чужачку, да и чего она хотела? Он видел её впервые, это у неё было право смотреть на Хозяина Огня с сыновьями – пускай даже снизу, издалека, из толпы у подножия тронов… И тогда он был так же безупречно-сдержан, идеальный сын, идеальный принц Народа Огня, идеальный наследник…
Урса испугалась мелькнувшей мысли и торопливо опустила глаза, мечтая и страшась, что церемония вскоре закончится.

После женщина не раз думала, что ей следовало бы бежать ещё в тот день, когда она услышала, чьей женой ей предстоит стать. Несомненно, она так и сделала бы… Будь она кем-нибудь другим, не Урсой, дочерью Народа Огня.
Нет, Озай над ней не издевался. Это было бы недостойно принца и будущего правителя, коим он себя видел. Впрочем, соображения Чести его бы не удержали, пожелай он причинить ей боль. Просто… принц не находил в этом интереса. Равно как и в самом существовании Урсы. Конечно, муж прилежно исполнял свой долг, раз в два дня приходя к ней на ложе. И Урсе становилось зябко и тошнотно-жутко от пронзительного золотистого взора, каким пристало смотреть скорее на план битвы, чем на молодую жену…
Быть может, Озай был хорошим любовником. Даже наверняка был, с его-то привычкой добиваться совершенства во всём, что он вообще умел… Урсе не было до этого никакого дела. Наедине с мужем она теряла всякий разум, превращаясь в дрожащего от ужаса зверька, и всё остальное теряло значение.
Весть о беременности и запрет дворцовых лекарей делить ложе с мужем стали для неё благословением. Озай лишь удовлетворённо сверкнул глазами и равнодушно кивнул, проронив: «Надеюсь, ты родишь мне сына».
А у Урсы наконец появилась возможность приглядеться к супругу. И осознать, что она может смело выбросить из головы всё, что, лукаво подмигивая, говорила ей мать – о том, что мужчины лишь тешат себя иллюзией, что они главы семей, что на самом деле Страной Огня правят женщины, просто не стремятся растрезвонить об этом на каждом углу… Быть может, в семье её родителей и было так. Быть может, так было во множестве других семей. Но Урса, украдкой выглядывая в коридоры дворца из-за висящих повсюду портьер, снова и снова убеждалась в одном: ей с Озаем не сладить.
И дело было, пожалуй, даже не в многочисленных достоинствах младшего принца Огня.
Он не был великим полководцем, как его старший брат Айро, Дракон Запада. Но прочие военачальники приветствовали его с непритворным уважением и преданностью, стремясь угадать его волю по малейшему знаку. Ведь охотнику нет нужды самолично лазать в лисьи норы, если по его слову туда рванутся сотни жаждущих услужить господину псов. И если то, что солдаты испытывали к Айро, было уважением равных к более умелому, то Озая они – боготворили.
Пожалуй, супруг Урсы не был и гениальным управляющим. Вздумай он разобраться в налоговой системе или сельском хозяйстве – он, конечно, добился бы цели, он вовсе не был глуп. Но к чему тратить время и силы на совершенно неинтересные вещи – если всё то же самое с куда большим успехом сделают другие, за один лишь царственный кивок и мелькнувшее в золотых глазах одобрение?
Озай мог позволить себе быть законченной посредственностью – главное он умел в совершенстве. Он умел использовать людей так, что они снова и снова с готовностью отдавали себя в его руки.

И когда много лет спустя Урса пришла к мужу, ещё помня кончиками пальцев предсмертную дрожь старческого горла Азулона, ещё думая, что эта смерть была единственным средством спасти их сына, которого Озай, без сомнения, убил бы с той же целеустремлённостью, с которой его зачинал…Единственно возможным средством, а не всего лишь - самым удобным для её мужа...
Это был единственный раз, когда Озай улыбнулся ей. Не соблюдал обычай, требующий определённой мимики в определённой ситуации, не усмехался краем рта собственным мыслям… Улыбнулся ей, Урсе, своей жене.
Своему инструменту.



URL записи

URL
   

Тайная гвардия Озая

главная